google-site-verification: google7aac088e782a944b.html

«Удивительно, но есть только два биологических вида, способных самозабвенно играть практически от рождения и до самой смерти — человек и собака».

В.Н. Колесников

 

Пожалуй, нет двух более непримиримых лагерей среди дрессировщиков, чем поклонники «игровиков» и их противники. Первые считают, что высокая игровая активность — залог хорошей работы, вторые же утверждают, что игра у взрослой собаки — признак инфантилизма и что работа таких собак нестабильна и ненадежна. Кто же прав? Стоит разобраться.

Игра взрослой собаки — это признак инфантилизма?

Сразу оговоримся, о какой игровой активности идет речь. Мы не говорим об играх собак между собой, жевании тапка на своем месте и тому подобное. Речь идет только об игре собаки с человеком. И это уникальная способность, которая специально культивируется у некоторых рабочих пород. Зачем?

Во-первых, игра — это удовольствие. Она поднимает настроение. А как известно, всё, что приносит удовольствие и поднимает настроение, может использоваться в качестве подкрепления при выработке навыков. Таким образом, игру можно рассматривать как инструмент воздействия на поведение собаки.

Во-вторых, игра — это, как правило, двигательная активность: бег и борьба, то есть прекрасное средство разгрузки после утомительной и тяжелой работы.

В-третьих, игра — это совместная деятельность дрессировщика и животного по определенным правилам. И поэтому можно с уверенностью утверждать, что игра улучшает взаимопонимание и помогает установить эмоциональный контакт.

Таким образом, игра одновременно является и подкреплением, и разгрузкой, и способом налаживания контакта. То есть, она является мощным, гибким и удобным инструментом подготовки собаки к любой работе (будь то сдача норматива, спорт высших достижений или бытовое послушание).

Можно возразить, что существуют породы, которые практически полностью равнодушны к игрушкам и играм во взрослом состоянии, но, тем не менее, качественно и серьёзно работают. Это, прежде всего, сторожевые, ездовые, некоторые пастушьи и охотничьи породы собак. Следует учитывать, что они работают по биологически значимым раздражителям: охрана своей территории, преследование зверя и т.д., — поэтому подкрепление такого поведения не нуждается в стимуляции извне. Собака сама стремится к данным действиям, то есть они подкрепляются самой природой хищника. Но существует и другая работа: поиск наркотиков, взрывчатых веществ, поиск человека по индивидуальному запаху, поиск людей в завалах, спорт и просто бытовое послушание. Сюда же можно отнести работу не по породному профилю. В этих случаях работа собаки далека от реализации её базовых инстинктов и нуждается в каком-то особом подкреплении. Игра — это то, что может заставить собаку работать быстро, неутомимо и надежно. Хорошие заводчики служебных пород собак, а также заводчики собак для некоторых узко специализированных областей применения это хорошо понимают и учитывают в своем разведении. Поэтому ни в коем случае нельзя считать высокую игровую активность признаком инфантилизма. Инфантилизм — это отклонение от нормы, патология. В нашем же случае игра — культивируемое качество, которое позволяет собакам выполнять определённую работу с максимальной отдачей и эффективностью.

Интересный факт. В тех породах, где нет культивирования высокой игровой активности, она закономерно уменьшается с окончанием игрового периода развития собаки (примерно с шести месяцев). А в тех породах (чаще всего в рабочих линиях служебных пород), где игровая активность специально селекционируется, — наоборот, увеличивается, достигая своего пика у взрослого, уже полностью сформировавшегося животного.

Является ли работа собаки, выдрессированной на игре, стабильной и надежной?

Как уже упоминалось, игра — это подкрепление. И оно ничуть не хуже, чем другие виды подкрепления. А в некоторых моментах даже лучше. Можно с уверенностью сказать, что собака, которая действительно любит играть, никогда не откажется от игры, поскольку эта потребность не насыщаема, в отличие от пищевой например.

И если дрессировщик решит включить в правила игры комплекс послушания или поиск людей, то будьте уверены, что хороший «игровик» будет следовать этим правилам. Работать охотно, азартно, надежно, стабильно только для того, чтобы в конце получить свой мячик.

Однако у многих собак игровая активность недостаточна. Такие собаки играют вяло, часто отвлекаются на другие занятия. В этом случае сама игра является лишь формальным действием, работой, и не служит ни подкреплением, ни разгрузкой. Стоит ли в этом случае «разыгрывать» собаку? Если есть желание непременно заниматься с собакой какой-то определенной игрой (например, с тарелкой), то можно попытаться. Если же речь идет о важной, ответственной работе, то гораздо разумней будет подобрать для данной собаки более подходящую мотивацию (или более подходящую собаку для данной работы).

Существует и другая крайность, которая может сделать работу нестабильной и даже невозможной. Некоторые собаки настолько «зависают» на своих игрушках, что становятся похожи на психов. Такая зацикленность ведет к перевозбуждению, нервозности, неспособности воспринимать информацию и четко следовать правилам игры.

Таким образом, в вопросе игровой активности нужны мера и баланс. Надо хорошо понимать, для каких целей и для каких собак подкрепление игрой уместно, а для каких нет. В каких случаях высокая игровая активность принципиальный момент, а в каких не имеет большого значения. И тогда вопросы стабильности и надежности работы, равно как и инфантилизма, отпадут сами собой.

Проиллюстрируем на примере. Если мы решили завести себе баварскую горную гончую для работы по кровяному следу, то нас меньше всего будет волновать, интересуется ли эта собака игрушками. И нам не придет в голову ставить ее на след зверя, используя мячики. Но если мы собрались завести эту породу для поиска потерявшихся людей, то вопрос высокой игровой активности может стать краеугольным и решающим для ее карьеры.

Подводя итог вышесказанному, хочется повторить, что игра — это уникальный, мощный, гибкий и удобный инструмент для дрессировки. Но, как и любым другим инструментом, им надо уметь пользоваться. Дрессировщик, который это понимает и может определить четкие правила игры, грамотно сбалансировав состояние собаки, получит от такой работы огромное удовольствие. И результат может быть весьма впечатляющим.

МОНШЕР ВИРСАЛЬ

Чванова Наталья Юрьевна  8 (905) 500-8-700 

Смирнова Ирина Ароновна  8 (916) 873-86-72, 8 (495) 679-39-96

E-mail:  akisha_n@mail.ru;   irdes50@yandex.ru

Мы в соцсетях

  • с3
  • с2
  • с01

©  2020    Питомник «Моншер Вирсаль», Москва.   All Rights Reserved

  • с3
  • с2
  • с01

ПЛЕМЕННОЙ ПИТОМНИК ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИХ ОВЧАРОК